Блокада Катара – лишь укрепила позиции страны на Ближнем Востоке

Блокада Катара – лишь укрепила позиции страны на Ближнем Востоке

Катар является для США ключевым посредником во многих региональных конфликтах. Хотя уровень вовлеченности Катара внешне не соответствует его размерам, но это государство использует свои обширные финансовые и информационные (телеканал «Аль-Джазира») ресурсы для получения влияния на региональном и международном уровне.

Посредническая роль Катара обуславливается щедрым финансированием в конфликтные точки. Поэтому из-за закулисных связей с американцами внешняя политика Катара зачастую идет вразрез с позицией фактического лидера ССАГПЗ и главного противника Катара сейчас — Саудовской Аравии.

Доха прямо участвует или вмешивается одновременно в несколько региональных конфликтов, в том числе в Сирии, Ливии, Йемене. Также он пытается влиять на дела вокруг палестинской исламистской организации ХАМАС, движения «Талибан» в Афганистане, в конфликтах в Ливане и Судане. Доха регулярно критикует Израиль по палестинскому вопросу, но одновременно Катар активно торгует с Израилем, закупая у него товары и технологии и сам продавая пластмассы.

Принимая во внимания тесные отношения Дохи с Тегераном и Анкарой, многие эксперты говорят о политике «балансирования» Катара между Соединенными Штатами, Ираном и Турцией. Так, катарское руководство неоднократно заявляло, что эмират никогда не примет ни прямого, ни косвенного участия в военной операции против Ирана и не предоставит для этих целей свою территорию.

В то же время Катар, поставив себя в полную зависимость от США в вопросах обороны, в случае развязывания военных действий между Вашингтоном и Тегераном может оказаться в самом центре этого конфликта со всеми его негативными последствиями для эмирата.

Что касается Турции, то как бы США ни вели себя по отношению к ней, блокада Катара «арабским квартетом» только сблизила Доху и Анкару. Альянс Турция-Катар стал более устойчивым. Так, именно Турция одной из первых помогла эмирату преодолеть последствия продовольственного бойкота, а соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности, подписанное в 2014 году, привело в 2017 году к военному присутствию Турции на базе южнее Дохи — на данный момент там расположен контингент порядка пяти тысяч человек.

Поделиться записью:

Читайте также: